Loading...

Tuesday, December 29, 2009

Andrey Bartenev's WORKSHOP- 2010 on Internet. JANUARY 24.


Галерея «КОРПУС 3»

24 января, суббота

7 часов вечера

В рамках выставки «ДЕКУПАЖ»

МИРОВАЯ ПРЕМЬЕРА



МАСТЕР-КЛАСС АНДРЕЯ БАРТЕНЕВА



В ИНТЕРНЕТЕ

Информация для участников мастер-класса – отправьте письмо на bartenevart@gmail.com c пометкой «Workshop, КОРПУС 3». Количество мест ограничено.

Информация для желающих подключиться к трансляции в Интернете – отправьте письмо на bartenevart@gmail.com c пометкой «Workshop – Internet» и на сайте www.abartenev.ru



Информационная поддержка NYCPRGROUP(Елена Фридлянд) и Asmus Consalting

WEB-бродкастинг - TRADEPHONELINE.COM

Руководитель проекта – Андрей Бартенев

Креативный директор- Наташа Шарымова

Продюсер – Александр Хромов

Куратор выставки - Катя Бочавар

Перевод – Елена Долгая


Галерея «КОРПУС 3»
Столешников пер., д.6, корпус 3

Выставка работает до 31 января 2010



Смотри:
http://tradephoneline.com/

http://vimeo.com/8338338

www.bartenev.ru

www.bartenevart.blogspot.com

Monday, December 14, 2009

Andrey Bartenev "Emily Likes the TV" performance @ Watermill Center, NY, summer 2006. PART 1.

Andrey Bartenev "Emily Likes the TV" performance @ Watermill Center, NY, summer 2006. PART 1. Film by Alexandra Lerman and Michael Cervieri. http://www.scribemedia.org/...

Andrey Bartenev "Emily Likes the TV" performance @ Watermill Center, NY, 2006. PART 2




Andrey Bartenev "Emily Likes the TV" performance @ Watermill Center, NY, summer 2006. PART 1. Film by Alexandra Lerman and Michael Cervieri. http://www.scribemedia.org/...

Sunday, December 6, 2009

Andrey Bartenev's Performance. Miami, Fl.video

Watermill, 2008. Robert Wilson, Andrey Bartenev

Click the link Watermill, 2008



Watermill, 2007. Robert Wilson, Andrey Bartenev

Click this link - Watermill, 2007



http://www.snob.ru/selected/entry/10054

http://www.snob.ru/selected/entry/10054

Михаил Идов: Жизненный цикл медуз, или «Сноб» в Майами
Вечеринка проекта «Сноб» вписалась в общий настрой Art Basel Miami Beach

Photo by Seg Alaxander
The bubble is back («пузырь снова надулся») — это, по мнению арт-блогера Александры Пирс (Alexandra Peers) и большинства ее коллег, сквозная тема нынешней Art Basel Miami Beach, самой шумной из американских ярмарок искусства.

И действительно, за первые же два дня призрак мрачноватого прошлогоднего «Арт-Базеля» улетучился: снова рыскающие коллекционеры, огромные деньги, засилье корпоративных вечеринок (Swarovski, Audi, Cartier) и наплыв голливудских звезд. Вэл Килмер, по слухам, купил скульптуру за полмиллиона, чтобы выставить ее на своем ранчо; Сильвестр Сталлоне, наоборот, приехал что-то продавать — надеюсь только, не собственной кисти. У недавно законченного здания отеля W выстроились в ряд «бентли» — внутри выставлялись нью-йоркские интеллектуалы из коллектива The Bruce High Quality Foundation, чьи работы посвящены критике самой идеи рынка искусства. Короче, старый добрый предкризисный дух сытого абсурда снова воспарил над пастельными фасадами Коллинс-авеню.

По необычайному стечению обстоятельств вечеринка «Сноба», прошедшая вчера вечером в отеле Shore Club, тему пузыря поддержала почти буквально. Первое, что видели входящие гости, — двух танцующих на барной стойке людей в трудноописуемых костюмах из разного размера пузырей. Одним из них был член клуба «Сноб» художник Андрей Бартенев, вторым — художник и галерист Томас Биль (Thomas Beale), которого Бартенев «открыл» утром того же дня. Отличить одного от другого оказалось почти невозможно.


После людей-пузырей гости натыкались на четыре огромных ледяных медузы, творение Антона Гинзбурга. Они казались несколько фаллическими и беспрерывно капали, тая на глазах, как медузам, в общем-то, и положено. Автор проекта так рассказал о своем замысле:


В этой работе можно было усмотреть размышления о быстротечности жизни и преходящей природе искусства. А можно было просто пить через них водку (в двух скульптурах был проделан желобок, по которому она стекала прямо в рюмку), чем большинство гостей и занялись.

Вечеринка планировалась камерная, только для членов клуба и десятка-другого художников. Однако часа за четыре до ее начала обстоятельства изменились. Весть о «Сноб-пати» обошла весь «Арт-Базель», и список гостей пришлось ограничить во избежание нашествия ярмарочного люда. («Арт-Базель» за последние пару лет стал столь популярен, что на него съезжаются толпы народу, не имеющего к искусству никакого отношения, — просто повеселиться).

Тихая Бэла Шаевич, секретарь нью-йоркской редакции «Сноба», на один вечер превратилась в вышибалу и под прикрытием двух темнокожих охранников, предоставленных отелем, навострилась применять к толпе вполне московские методы фейсконтроля. Члены клуба Ольга Свиблова, Ник Ильин (уже рассказавший о вечеринке в своем блоге), Светлана Бойм, Владислав Бородулин и Мария Байбакова все же попали внутрь.

Ольга Свиблова появилась в розовом парике. По ее словам, в поисках фотоаппарата она умудрилась забрести в секс-шоп, где и был приобретен парик. В течение следующего часа он успел побывать еще как минимум на двух головах.



На входе встречали шампанским, в дальнем углу наливали сквозь ледяных медуз текилу и водку; результат был предсказуем — вечеринка быстро переросла в художественную вакханалию. Андрей Бартенев в ходе перформанса принялся разматывать магнитные ленты из видеокассет, покрывая ими пол и барную стойку. Вскоре гости и сами начали заматываться в ленты, понарошку ими друг друга душить и делать из них боа:



Дальше больше. Тающие медузы Гинзбурга не меня одного навели на скабрезные мысли, и под восторженное щелканье камеры корреспондентки Village Voice некоторые гости их принялись облизывать. Так поступили Ольга Свиблова. И моя жена. И, вполне возможно, я сам. Трудно было поверить, что вечеринка началась всего полтора часа назад. Происходящее сильно напоминало хороший нью-йоркский клуб часа в четыре ночи.



В конце концов самая большая и обильно текущая медуза с оглушительным треском обрушилась на пол, разлетевшись на десятки ледяных глыб размером от булыжника до небольшого мотоцикла. Потоки воды залили уже заваленный кудрявыми горками магнитной ленты танцпол.

Вечеринка продолжалась как ни в чем не бывало. Гинзбург был страшно доволен: его творение прошло весь предназначенный ему путь. «Пузыри земли», как писал Шекспир, и все такое прочее. Мы прожили до отвращения серьезный год и успеем побыть серьезными в следующем. Пока же — the bubble is back.


Photo by Seg Alaxander


Saturday, December 5, 2009

Andrey Bartenev in Maiami




http://blogs.wsj.com/magazine/2009/12/04/wall-to-wall-art-basel-miami-day-three/?mod=wsj_share_facebook

Wednesday, December 2, 2009

Electrical Alien - Second life



http://www.flickr.com/photos/shifzr/4097578507/sizes/l/in/set-72157622612000482/

See photos

http://www.flickr.com/photos/shifzr/sets/72157622612000482/

Sunday, November 29, 2009

Electrical Alien, performance by Andrey Bartenev


Electrical Alien, performance by Andrey Bartenev
Cyberfest. St.Peterburg. November 24, 2009

Перформанс «ЭЛЕКТРИЧЕСКИЙ ИНОПЛАНЕТЯНИН». Андрей Бартенев. Был показан 24 ноября 2009 года на фестивале КИБЕРФЕСТ в С-Петербурге.

Sunday, November 15, 2009

Выставка Андрея Бартенева ДЕКУПАЖ



Photo by Vasilii Svcvortsov, 1996


Уважаемый коллега,

хочется предложить Вам интересный информационный повод:
выставку Андрей Бартенева ДЕКУПАЖ, графика и скульптура в новой галерее КОРПУС 3 (Столешников пер 6, корпус 3).

Выставка продлится с 23 ноября 2009 по 31 января 2010 года.
Информацию о выставке, аккредитацию на открытие и заявки на интервью с Андреем Бартеневым мы готовы предоставить, получив от Вас письмо на адрес bartenevart@gmail.com.

Данная информация будет интересна всем, кого беспокоит судьба cовременной культуры.

Bartenev Art Production стремится к продуктивному сотрудничеству со всеми журналистами, будь то ТВ, радио, печатные СМИ или сетевые издания.


С наилучшими пожеланиями,

Bartenev Art Production




ПРЕСС-РЕЛИЗ

ВЫСТАВКА АНДРЕЯ БАРТЕНЕВА "ДЕКУПАЖ"

23 ноября 2009 по 31 января 2010

Галерея КОРПУС 3

Маша Дробот

Танец прагматизма в наших мечтах. 2009.

Декупаж* - практика искусства, представленная в крупнейших музеях мира работами Анри Матисса (серия "Джаз", 1944-47). Очень редкий жанр на мировом арт-рынке (к сведению коллекционеров). Динамичный орнамент, как тема, не раз выходил на арену актуального искусства: эпоха русского конструктивизма (Попова, Степанова), английский оп-арт 50-х, американский психоделизм 60-х и современный техногенный ритмический абстракционизм.

Что же заставило Бартенева обратиться к этой теме? И почему эта выставка схожа по сути с последней бартеневской скульптурой "Шведская стенка" - представленной на 3-й Московской Биеннале Современного Искусства в Московском музее современного искусства? В какие дебри предощущений заброшен бартеневский талант? И к какому открытию это приведет художника и нас - зрителей? Или это еще одна " экстравагантная, пластически восхитительная анаморфоза (С. Хачатуров)" Бартенева?

Очевидно лишь одно - художник захвачен чем-то невысказанным, которое он пытается воплотить и в орнаменте, и в скульптуре, а мы видим в этом орнаменте и скульптуре только функцию, функцию реальности, забывая, что для художника существует лишь одна реальность - красота! И Бартенев от выставки к выставке дискутирует о красоте, словно верит в силу языка красоты как универсального способа человеческого общения, сбрасывая на зрителя всё новые и новые примеры общего, объединяющего нас эмоционального потрясения красотой

В основе данного примера обращения к красоте - исследование беспредельностей гибкости человеческого тела в танце - дорисовывая прогибы тела до невыполнимого живым человеком, растягивая руки и ноги, художник конструирует серию декоративных орнаментов про супертанцоров прыжка. Композиция построена соизмеримым чередованием элементов, образующих пространственные ритмические ряды - повторы танцевальных движений. Симметричность орнамента наполнена ощущением скрытой напряженности, внутренним потенциалом - готовностью к прыжку - что достигнуто техническими приемами: контраст светлого фона к черной бумаге динамических знаков, активность среза деталей, полётность движений рук и ног фигур.

Иногда декупажи Бартенева уходят от бодрого строя к ломкому напряженному ритму - что создает острое чувство неустойчивости, неизбежности конфликта, разрушающего статичность орнамента - это как в современном танце: стройную схему движения группы разрезает хаос импровизации солиста. Это видно в том как редко художник прибегает к использованию устойчивых горизонталей и верткалей в создании ритма - то есть Бартенев предпочитает неуравновешенность диагональных линий, строя на их основе гармоничность композиции, музыкальную гибкость, тем самым создавая иллюзию динамичного ритмического сдвига - эффект зыбкой картинки.

И пусть эта вызванная работами Бартенева рябь в наших глазах - наконец-то расслабит танец прагматизма в наших мечтах.

ВЫСТАВКА АНДРЕЯ БАРТЕНЕВА "ДЕКУПАЖ"

Графика - скульптура

КУРАТОР КАТЯ БОЧАВАР

По адресу bartenevart@gmail.com можно подать заявку на интервью с Андреем Бартеневым и запросить фотографии.

ГАЛЕРЕЯ КОРПУС 3

Столешников переулок 6, корпус 3

Учредители проекта Михаил Батков /Фабрика Leto/& Евгения Линович/Masterpeace/

Архитектор проекта Катя Бочавар
_____
*Декупаж (фр. decouper вырезать) декоративная техника по ткани, посуде, мебели и пр., заключающаяся в скрупулёзном вырезании изображений из различных материалов (дерева, кожи, тканей, бумаги и т. п.), которые затем наклеиваются или прикрепляются иным способом на различные поверхности для декорирования.
Я в Моем Мире - http://my.mail.ru/mail/afura/

Thursday, November 12, 2009

Andrey Bartenev "Monkey Bars"



Andrey Bartenev "Monkey Bars" sculpture 2009 music by Felix Ventouras. The 3rd Moscow Biennale of Contemporary Art, Moscow Museum of Modern Art.

Sunday, November 8, 2009

Andrey Bartenev/ Performance "Wash your hands untill you get holes"


Andrey Bartenev/ Performance "Wash your hands untill you get holes" with the 1st year students of Norwegian Theater Academy. Music - Oleg Kostrow. 2009/

Tuesday, November 3, 2009

Сергей Хачатуров. Контрфорсы большого собора


Автор Анна Мелихова

Контрфорсы большого собора
Завершается Третья Московская биеннале современного искусства

________________________________________
версия для печати

1 ноября в артцентре «Гараж» закончила свою работу главная экспозиция биеннале -- подготовленная куратором Жан-Юбером Мартеном выставка «Против исключения». Почти все проекты биеннале закрылись, лишь, будто оправдывая свое название, экспозиция «Рабочее движение» в центре ПRОЕКТ_FАБRИКА встречает зрителей еще все ноябрьские праздники.

Биеннале не осталась незамеченной. Это можно сказать с уверенностью. Ни разу в истории отечества современное искусство не собирало столько посетителей, не причастных к профсоюзу совриска. Для меня главным итогом биеннале оказались те самые пресловутые «трудности перевода» сложного языка contemporary art. Тяжело понимают все даже соратники профсоюза искусств. Держатся за привычные стереотипы. Смыслы хотят вычитывать, а не формировать собственным трудом зрителя. Собственно, зритель -- это тоже профессия. И это для меня главный биеннальский вывод (см. «Время новостей» от 23 октября).

Если говорить о главном проекте, то его невписанность в ставшую для нас привычной постмодернистскую контекстуальность отпугнула многих, особенно так называемых левых интеллектуалов. Показанный Мартеном проект именно изобразительность, пластические категории сделал локомотивом всей последующей цепочки смыслов. Невписанность этого проекта в любимую наррацию, по справедливому суждению куратора Андрея Ерофеева, позволяет говорить о нем в категориях сюрреалистической поэтики. Странные, маргинальные, неведомые артефакты создают пластическую суггестию, адекватную пограничным состояниям психической деятельности. Реконструированный когда-то на выставке «Сюрреалистическая революция» в Центре Помпиду «Кабинет Андре Бретона» с кунсткамерными раритетами -- африканскими масками, талисманами экзотических культур, инструментами для магических опытов -- стал, по мнению Ерофеева, чем-то вроде прототипа нынешней экспозиции. Замечание тем более тонкое, что мсье Мартен, как известно, давний поклонник темы кунсткамер, к тому же и Центр Помпиду ему когда-то был родным, он там директорствовал.

Самое интересное, что отдельные, выставленные в других пространствах российские проекты наподобие контрфорсов готического собора поддержали многосмысленную «пластическую странность» главной экспозиции. Особенно удались алогичные рифмы проектов «Гаража». В галерее XL кружила «Метель» -- завораживающий, промозглый, странный и жуткий видеопейзаж группы «Синий суп». В подвалах «Винзавода» благодаря Александру Бродскому сидели в теплицах у фантомных костров призраки то ли мексиканских идолов, то ли горных троллей или готических химер. Пережидали «Ночь перед наступлением». В галерее Марата и Юлии Гельман (М&Ю Гельман) Валерий Кошляков устроил парад руин авангардной утопии. Тоже зыбкий мир призрачной красоты. И все вместе, не поддаваясь никакому логическому объяснению, работало именно как те самые письма-рисунки, которыми в 1926 году забавлялись французские сюрреалисты, чтобы исключить диктат рацио и вытянуть на свет бесконтрольную жизнь подсознания. Эта игра называлась «Изысканный кадавр» и состояла в том, что каждый рисовал или сочинял в прозе свою часть «проекта». Потом листок сворачивали, и следующий дописывал неведомый сюжет. Затем листок разворачивали и совместно гадали над тем, что вышло. Экспозиции биеннальского «Винзавода» такую тайнопись вполне напомнили.

Из других больших проектов, поддерживающих конструкцию Мартена, можно выделить фольклорные оммажи научно-техническому прогрессу Николая Полисского (выставки «Русское бедное», «Рабочее движение») -- во многом лесковскую, во многом леонардескную, маньеристическую изнанку строгого естественно-научного знания. Очень тонко и позитивно сюрреалистическую партитуру мира прочитал Андрей Бартенев в своей инсталляции «Шведская стенка» (Музей современного искусства на Петровке). Пустившаяся в пляс, превратившаяся в каскад лучей стенка для гимнастических упражнений приглашает в путешествие словно внутрь лучистской живописи Ларионова. Лишь в одной точке перспективы лучики-перекладины собираются в главное слово Love. Эта экстравагантная, пластически восхитительная анаморфоза очень дружелюбна по отношению к подвижным скульптурам-обманкам Маркуса Ретца, любимого художника главного куратора Третьей Московской биеннале мсье Мартена.
Сергей ХАЧАТУРОВ
• тема: Выставки
Время новочтей № 202, 2 ноября, 2009

Sasha Frolova.The exhibition = The Nominie for Kandynsky Award

увеличить фото ...
Коммерсантъ. Издательский дом
увеличить фото ...

Sunday, November 1, 2009

Monkey Bars. Photo By A.Leonova, A. Khromov. September 26, 2009. Moscow.





http://www.facebook.com/home.php?ref=home#/album.php?aid=2038268&id=1502727933&ref=nf

Wednesday, October 28, 2009

Interview. Gradient. Oct., 2009, New York





Interview by ALAN VINOGRADOV & Photography by MATT FRIED

Artist Andrey Bartenev was born and raised on the Taimyr Peninsula near the Arctic Ocean in the Norilsk City located in Russia. His homeland built on a huge piece of ice has been one of Bartenev’s forces of inspiration. Bartenev is an individual full of creativity and special skills. He will charm you with his subtle Russian accent and wow the masses with his amazing outfits & costumes. Gradient caught up with the Moscow based art professor that has also grown into one of the most imaginative performance artist the world has seen in sometime. His performances bring together some of the most bizarre outfits that Bartenev composes himself. Ranging from pokodot suits to neon spandex outfits, all of the costumes Bartenev produces are used to portray his creative ambitions.

What are some of your favorite mediums?
My favorite genre - is certainly the art of performance. Performance - is the freedom gained through individual improvisation. Landscape of the performance - is a collection of achievements of individual liberties. If you change one part of the landscape - then everything changes, but the unity of the aspirations remain. And my aim is - to program this unity of aspiration.

The best space for my performances are stairwells of shopping malls, escalators of the Charles de Gaulle Airport in Paris, ramps of the Solomon R. Guggenheim Museum in New York and small island states of Oceania. I love having my audience be a part of the performance.

How long have you been participating in performance art?
I’ve been doing performances for the last 19 years. I started very early. However, all of this happened suddenly to me, on the one hand, I wanted to do the theatrical production, but I did not like the dramatic framework of contemporary theater, and on the other hand, I was fond of fine art. One of my first performances was spectacles of moving sculptures: ‘The Great Seagull of North’ and ‘The Lone Reindeer Herder’.

performance-artist-andrey-bartenev-a

Art is an always changing movement - new artists come and go every year, what are some of your plans to continue being a consistent contributor to the performance art movement?
Yes, I have been in this process for many years, half of my life I should say. And my interest is still not exhausted. I have never built myself on the principle of “stay afloat” - as my passion for the invention of moving compositions is a subject only of my will, and not based on the silhouettes of relevance. As for the newer artists that appear in this world – it’s better for me - because the meaning of my mission is: to create maximal attraction of an artist’s profession. More people could be captured by this practice and more people could be turned into a creation, taken away from war and destruction.

What does it mean to be Andrey Bartenev? What are some of the expectations that you set for yourself?
It means - Don’t be a meat! I am able to transform myself into another person which allows me to have the ability to live through any system of comparisons. And with this in response to all “Bartenev is so-and-so” - to shout: “Yes! And It’s me … And it’s me!” I learned to love my volatility - as the sky made me so. And my confidence to the sky is always based on my individual internal responsibility. One of my plans is to create large monumental flight forms. You must stay tuned to see where I go with this.

What are some points in your art career that you feel are breakthrough moments?
Turning-points in my artistic career were emotional breakthroughs: the ability to breathe, to hear, to talk, to eat, snow, water, first sexual experience, love, the first flight by airplane, holographic television, ardor of stage…

I find it interesting that your sense of style plays a major role in your performances, who are the designers that influence you?
Many of my performances were aimed to destruct any style … such as ‘Gogol-Mogol or Adventures of the Invisible Worms in Russia’, “Underpants on the Stick”, “Invasion of the Bread Crumbs”.

Another part of my performances imitated “the style” – to push action into the space of cold and emptiness, where the structural part of performance can be understood easily… Swiss artist Jean Tinguely influenced me with his works “Meta-Malevich” and “Meta-Kandinsky”, and his “self-exploding sculptures” and “self-destroying sculptures” which led me develop my own theory of “falling sculpture”. I have understood the action of falling as a moment of form that is conceived through my work.

We know that you have some major projects in the work. Do you mind sharing with our audience some concepts that you are currently working on?
I have just arrived to Moscow from Norway, during my time in Norway I taught first year students part of the Drama and Scenography Departments of the Norway Theater Academy. The theme of the course was - Structure of a Performance. As a basis of research I took a poem from 1922 by Korney Chukovsky, a children’s absurdist writer. This poem was dedicated to praising the rules of personal care and cleanliness. The theme is an actual point in a situation of current preventive antiviral propaganda that was waged in Norway. Our performance was called “Wash Your Hands Until You Get the Holes”.

I arrived to Moscow, for the opening of my new project - Hand-Walker sculpture “Monkey Bars” for the 3rd annual Moscow International Biennial of Contemporary Art. The work developed was a longtime creative concept of mine, which incorporated wall bars, one of the most popular pieces of exercise equipment. The sculpture fills out almost the entire space of the hall with the bars and invites the viewers to exercise.

So after this exhibition I will take part in preparing the performance “Bubbles of Hope” for VII. MID_E International Exhibition. MID_E´09 in Spain and then one more for the Pinakothek in Munich – they need bubbles of hope too!

performance-artist-andrey-bartenev-b

Are you a one man show or do you have a team that helps you produce these amazing exhibits? If so, who are some of these people that help you produce this work?
Some projects I create alone. Sculptures and installations are team projects. Performance also - is always the result of collective work - where I play the role of a conductor. A lot of my students work with me, and in these moments of work, they grasp the mysteries of a profession “The Artist”.

Can we expect any upcoming exhibitions in 2010? Will any of those be in the USA?
My installation “The SunPool”, which I built for The Willem de Kooning Foundation in the summer of 2009, will be shown at The Watermill Center of Robert Wilson in summer 2010. But currently most of my follies still occur in Europe.






Thursday, October 22, 2009

The Bubbles of Hope!





Friday, October 16, 2009

Рецепт 100% шедевра

1
Основное правило арт-рынка: произведение искусство непременно должно шокировать… своей стоимостью.

2
Кит, на котором держится современное искусство, всего один – голое тело художника.

3
Мы живем в странное время, когда доброта удивляет.

4
Сегодня в искусстве первичны деньги. Но завтра все может измениться, и основным мерилом станет то, как быстро художественное произведение сгорает в огне.

5
Эпатаж – это мороженое, а вульгарность – горячие пирожки с мороженым внутри.

6
Черпайте вдохновение в сексе, пока позволяет природа.

7
Смысл современного искусства – создать то, чего не было до тебя. Но даже плагиат иногда приводит к новаторству – все зависит от создаваемого художником контекста.

8
Никогда не пытайтесь заставить людей поверить в то, что вы талантливы: жизни не хватит на все оправдания.

9
Влиятельная арт-персона – это кусок говна, от которого все хотят откусить.

10
Как правильно себя позиционировать? Лучше с самого начала раздеться публично догола. Ведь люди хотят знать о художнике только две вещи: сколько у него денег и с кем он спит.

11
В этом мире все рано или поздно становится бизнесом – даже вера в Бога, но это не исключает его существования. Если есть потребность творить – твори, а об оценке твоего творчества в денежном эквиваленте позаботятся другие.

12
Важно не посещать светские мероприятия, а организовывать их самому.

13
Рецепт 100%-ного шедевра прост: создавай произведение с сердцем, полным любви к Богу.

"The Sunpool" by Andrey Bartenev.

"The Sunpool" by Andrey Bartenev. Muzic by Felix Ventouras. Video production by Patrick K.-H., Tomasz Jeziorski, Sasha Lerman. Models - Zach Simonson, Austin W. Davis. William de Kooning Foungation. USA. 2009.


Tuesday, October 13, 2009

Sunday, October 11, 2009

Да будет цвет!

Да будет цвет!

Текст: Илья Техликиди
Царь зверей
Будущий деятель арт-сцены родился в 1969 году в Норильске. Не удивительно, что мальчик моментально влюбился в белый цвет и белых медведей в частности, образы которых впоследствии он не раз использовал в своих перформансах. Надо сказать, что Бартенев питает страсть ко всему животному царству, недолюбливает зоопарки и является активным противником корриды и вообще всяческого насилия над животными.
«Я бы, например, Кремль превратил в заповедник. Это же охраняемая зона, пусть бы там жили птицы, лисы, белки, лоси, ежики, я очень люблю ежиков! В Москве очень мало деревьев. Столько денег тратится на эти безумные коммунистические газоны! А дышать нечем, да и цветы быстро уходят в землю. Единственная надежда на монастыри. Если они станут зелеными зонами Москвы, глядишь, и птицы совьют гнезда…»
Еще в юном возрасте Андрей приносил домой какого-нибудь питомца и ставил родителей перед фактом. Мыши, крысы, хомяки, кошки, собаки… Вся квартира Бартеневых была одним большим живым уголком. Именно звери стали первыми актерами театрализованных представлений ребенка. К примеру, для своих мышек дитя воздвигало целые замки из пластилина. Вот почему в сегодняшних изобразительных спектаклях художника главными героями зачастую являются представители фауны: аксессуары в виде котов, слонов и жирафов, белые шкафы в виде медведей и даже северный восьминогий пес, приснившийся Бартеневу однажды.
«У красоты огромное количество проявлений и форм. Одной фразой сказать, что такое красота, очень сложно. Последнее впечатление от красоты природы - это рыжая лисица, сидящая на маленькой лужайке посреди Лондона. О том, что в Лондоне живут лисы, я давно знаю. Но они худые, облезлые, как у нас бродячие собаки, а эта была гладкая, яркая и толстая – она ждала лисят. Мне показалось, что это яркое проявление красоты природы».
В конце 80-х Андрей оставил холодный Норильск и поступил в Краснодарский художественный институт, быстро отыскав в нем единомышленников. Так был организован Союз свободных художников. Одаренные студенты провели два хэппенинга в Сочи – «Безумный-безумный день» и «Белый крест», который они посвятили Малевичу. По словам Бартенева, впоследствии многие участники этого объединения эмигрировали в Германию и США.
Поп-Барт
Закончив обучение и перебравшись в Москву, Бартенев продолжает активную творческую деятельность. Талантливый и эпатирующий юноша моментально привлекает к себе внимание столицы.
«Я очень люблю лондонское метро, а в Москве спускаюсь очень редко. Если еду в очень отдаленный район, то еду на метро. Но раньше никогда не ездил. Но сейчас невозможно стоять два часа в машине, потому что этого времени у меня просто нет. Восемь лет не пользовался московским метро и вот только в этом году начал. Сейчас, когда я спускаюсь в метро, у меня одна задача – доехать из пункта А в пункт В с максимальной скоростью. А если я спущусь туда в феерическом костюме, придется затратить много времени на человеческое внимание, на отзывы и так далее. А в детстве спускался туда в пуговичных костюмах, салатовых распашонках, обмотанный скотчем, с какой-то пластмассой».
В 1992-м году Бартенев впервые ставит свой знаменитый перформанс «Ботанический Балет» с черно-белой коллекцией костюмов из папье-маше. Уже в следующем году в Государственной Третьяковской Галерее проходит выставка «Национальные традиции и постмодернизм», где представлены работы Андрея. В 94-м Бартенев знакомит публику со «Снежной Королевой» в Риге, а в 95-м – со «Спящей Красавицей» на фестивале Мамонта в Минске. В 96-м году москвичи получают возможность увидеть «Овальное СОЛНЦЕ» в «Манеже» – очередную выставку художника. Бартенев создает новые перформансы один за другим, не переставая удивлять общественность свежими идеями. Он прекрасно чувствует себя в самых разнообразных жанрах: коллаже, пастели, декупаже, скульптуре, линейной графике, инсталляции. Эксперимент – пожалуй, единственная постоянная величина в творчестве Андрея.
«Ботанический Балет» вместе с другими перформансами и выставками производят настоящий фурор не только в России, но и на Западе. Работы московского арт-гуру принимают Лондон, Берлин, Штутгарт, Бонн, Ганновер, Нью-Йорк.
«Они (перформансы) не только в нашей стране необходимы. Везде необходимы. В большинстве случаев это довольно традиционный вид современного искусства. Его используют все: в рекламе, в музеях, в галереях, на фестивалях, на промышленных ярмарках тоже используются арт-перформансы. Чем больше мы будем к этому жанру обращаться, тем нам будет интереснее, потому что в арт-перформансе существует какое-то видение будущего, какие-то моменты смелости и какие-то сюрпризы.
Вот идут люди, они увидели что-то странное и непонятное: «Ой, они двигаются, как идиоты!» Это их сразу переключает с обычного потока мыслей на что-то необычное. И мы на свою жизнь начинаем уже по-другому смотреть. Я уже очень давно этим занимаюсь, различными направлениями жанра. И, конечно, я уже довольно искушенный художник. Но, тем не менее, когда я вижу, как люди из своего сердца, своих глаз и своего горла начинают что-то вынимать, изображать, меня это поражает, потому что это всегда интересно».
Бартенев – общепризнанный мастер эпатажа. Его шоу, будто подсмотренные сны счастливых младенцев (или пациентов психиатрических больниц), не имеют аналогов в мире. Танцующие в замысловатом хороводе «булочки», «йогурты» и «хлебные крошки» вызывают такие противоречивые чувства, как искреннее умиление и откровенный шок. Чего стоят одни названия работ: «Десять Миров Восприятия Смысла» (1997), «Подстриженные дороги» (2000), «Gogol-Mogol, или приключения невидимых червей в России» (2002), «Вторжение крошек хлеба» (2002) и, наконец «Если мой рот был бы 1 м 60 см ширины и 1 м 40 см высоты» (2002).
С 1998-го Андрей начинает работу над театральными и балетными представлениями: он разрабатывает костюмы и декорации для пьесы «Ивонна» в Новосибирске (перформанс был выдвинут в номинации «Лучший художник» на ежегодном театральном конкурсе «Золотая Маска»), для балета «Снежная Королева» в лондонском Концерт-Холле и для проекта «Золушка» в Гамбурге.
28 января 2002 года Бартенев получает престижную молодежную премию «Триумф», которую профессионалы присуждают профессионалам. Одновременно с этим событием всемирно известный аукцион Sothebyвыставляет коллажи художника в Нью-Йорке, Тель-Авиве и Амстердаме. На нью-йоркском аукционе Андрей знакомится с выдающимся интеллектуальным гением современного театра – режиссером Робертом Уилсоном. С этого момента начинается их активная совместная работа, Бартенев ежегодно трудится над художественным оформлением постановок мэтра.
В последние годы Андрей все реже осуществляет свои арт-шоу в Москве, объясняя это своей нелюбовью к корпоративам и скупостью российских заказчиков.
«Мы можем задействовать любые суммы - тысячи или миллионы долларов… И чем больше вложить средств, тем грандиознее получится шоу. Обычно солидные западные заказчики стараются не ограничивать мой бюджет. Тот же Роберт Уилсон позволяет воплощать любые мои фантазии. А вот в России иначе. В последние годы я все чаще сталкиваюсь с откровенной жадностью. Делая перформансы в разных странах, я знаю, сколько надо затратить средств и времени, чтобы сделать шоу, способное поразить людей. Но нашим соотечественникам никакого зрелища не нужно, достаточно знать, что я присутствовал на их вечеринке.<…>Не люблю работать на корпоративах. Поэтому-то я в России ничего не делаю».
Произведения художника с трудом поддаются жанровому определению. Кто-то считает это зрелищным синтетическим перформансом. Сам Андрей называет свои работы объектами, движущимися фигурами, связанными с пространством, со спектаклем, но никак не с модой. Художник признается, что лично ему в этих арт-инсталляциях нравится присутствие бесполезности и отвлеченности, предназначение которых - удовлетворить абстрактные желания человека, даже когда это просто глупое украшательство, переходящее в «себяуродование».
Бартенев по праву входит в десятку самых востребованных современных художников мира и является самым дорогим и титулованным российским дизайнером. Его произведения находятся в частных и корпоративных собраниях по всему миру. Он с равным успехом шокирует европейскую и американскую общественность, приходя на свои выставки и изобразительные постановки в бумажном пальто и с игрушечным жирафом под мышкой.
«Это такое наслаждение! В тепленьком костюме побегать - ты сразу теряешь несколько килограмм. Так и нужно делать. Нужно проводить перформансы каждый день, тогда вы будете в прекрасной юношеской форме».
По убеждению Бартенева, человек, который одевается «странно», всегда знает, почему он это делает и таким образом досказывает себя одеждой. Необходимые для выхода в свет наряды художник проектирует лично, причем создание этих инопланетных костюмов арт-звезда может доверить только проверенным российским портным. Ну а повседневные вещи он в огромном количестве покупает в Лондоне и Нью-Йорке или приобретает на заказ у многочисленных друзей-дизайнеров. Причем модным тенденциям шопоголик Бартенев не следует вовсе, выбирая то, что нравится только ему. Непрекращающиеся авиаперелеты из города в город, из одной страны в другую, наконец, с континента на континент - в любом рейсе художника сопровождает пара-тройка тяжелых чемоданов с одеждой. Кстати, даже в самолет Андрей приходит как на праздник. Когда лысый, худой мужчина в штанах цвета «вырви глаз» с беспристрастным видом появляется на борту, пассажиры начинают нервничать: что здесь делает служба спасения?
«Экстравагантную одежду носят люди с сильной индивидуальной линией. А в основном все ходят в черном или сером. А ведь это верхушка общества. На улицах то же самое. Все должно быть черным, и все ходят в черном, никто не имеет права появиться в чем-то другом. Психология толпы.<…>Нужно экспериментировать, путешествовать, больше времени проводить с любимыми людьми, отдаваться сексу и вообще целованию. Тогда будет весело».
«Velikolepno!»
Веселый и харизматичный Бартенев мало спит, много работает и продолжает ставить эксперименты. В 2006 году он выпустил свою первую книгу под названием «Velikolepno! Русские иллюстраторы блестящей жизни», в которой представил работы 160 художников, работающих для 20 российских журналов самой разнообразной тематики: архитектура и дизайн, информационные, люксовые, культовые, эротические и даже легальные порноиздания. В процессе работы над сборником арт-гуру посещал десятки столичных редакций, отбирал лучшие произведения, брал интервью у главредов и иллюстраторов. Материалы этого уникального альманаха современного отечественного глянца были представлены в Москве и Санкт-Петербурге – так появилась выставка «Люби Кутюр», на которой Андрей выступил в качестве куратора.
«Я бы назвал «Velikolepno!» панорамным скольжением по истории российского глянца. Книга называется «Русские иллюстраторы блестящей жизни». Для блестящей жизни я вывел два принципа: оптимизм и юмор. Мы не определяем, что есть в глянце хорошо, а что плохо. Мы специально не включили в издание литературные или социальные иллюстрации. Просто в книге представлено огромное количество блестящих художников. Мы не говорим, что это – лучшие художники России. Но это люди, которые через свое творчество пропагандируют оптимизм и юмор. Именно такой подход к творчеству стал критерием выбора персоналий. Конечно, будет приятно, если проект повлияет на их карьеру, позволит им больше зарабатывать, стать популярнее. Однако они ведь уже давно галерейные художники, переросшие журналы».
В том же году на сцене театра Etceteraв рамках фестиваля «Роза Мира» Бартенев поставил яркий и оригинальный перформанс «Ветер среди цветов». Кроме того, Андрей поработал над российским спектаклем «Елизавета Бам», режиссером которого выступил Федор Павлов-Андреевич, и нью-йоркским проектом «За Синей Птицей», американской версией пьесы Метерлинка.
В 2007 арт-гений провел в Москве очередную выставку иллюстраций – «Институт Улыбки». По распоряжению автора хмурые, мрачные посетители не могли пройти фейс-контроль… А чуть позже Бартенев в числе девяти художников заряжал позитивом Италию, представляя Россию на Венецианской биеннале.
В мае 2008-го Бартенев и Ксения Собчак в очередной раз поразили общественность и дали повод для разговоров, устроив в галерее «Победа» выставку под названием «История Одной Сороконожки»! Впервые на выставочной площадке можно было увидеть сразу 450 пар обуви, принадлежащей всего одной Ксении Собчак! Почти тысяча туфель, сапог, сабо, ботинок, тапочек, шлепанцев, превращенных в необычные арт-объекты и аттракционы. Общая стоимость коллекции зашкаливает за $500000. Созданные Андреем Бартеневым композиции поразили присутствующих своими шокирующими откровениями. Диван с 40 ножками, на каждой из которых красуется какое-то чудо обувной промышленности, увенчанный изображением лица Ксении Собчак, особенно поразил посетителей. Такое же странное впечатление на них произвел мясник в окровавленной одежде и с топором, который предлагал всем желающим что-нибудь отрубить на счастье. Отрубал он кусочки кожи от дорогущих сапог и дарил посетителям на память.
4 июля этого года в рамках I Московской международной биеннале молодого искусства «Стой! Кто идет?» художник выступил куратором действительно космического проекта «СУВЕНИРЫ НЛО. OSLOKINOUFO». Эту масштабную международную выставку творцы из России, Норвегии, Великобритании и США посвятили загадочной Вселенной и ее многочисленным обитателям в попытке наладить с последними устойчивый межпланетный контакт. По словам самого Бартенева, идея объединить художников в столь едином порыве, представив современное искусство как науку о будущем, пришла к нему во время преподавания на мастер-классах в Европе и Америке. Иностранцы не заставили себя долго ждать и в полной мере пофантазировали на тему Космического Разума.
«У меня есть соратники и мои студенты, в России это три-четыре человека. Также есть молодые художники, которых я советом или какими-то поступками курирую. И я рад, что эти люди помогают мне в организации проектов. Вся команда Музея современного искусства очень креативна и альтруистична, мы делали с ними несколько проектов. Все мои партнеры – это люди, которые участвуют в том, что им нравится. Они понимают, что какие-то удивительные и яркие события нужно делать и необходимо вкладывать в это силы не из расчета заработать на этом или прославиться, а просто, чтобы был свежий воздух. Команда сама собирается вокруг. Чтобы чувствовать себя полноценным человеком нужно делать поступки, которые соответствуют вашей страсти жить».
В живописи Бартеневу близки импрессионисты, Гауди, Пикассо, Микеланджело, а Пауля Клее он и вовсе называет своим учителем. Музыкальные пристрастия не менее изысканны: Чайковский, Прокофьев, Верди, Бах, Шуман, Перселл, Моцарт, Бетховен…В литературе художник отдает предпочтение фантастике и поэтам Серебряного века – Мандельштаму, Пастернаку, Цветаевой и Ахматовой, а в кинематографе выделяет Феллини, Гринуэя, Висконти, Антониони и Сокурова. Его любимый фильм – «Цветок 1001 ночи». Его выбор в современной хореографии – Пина Буш, Морис Бежар и американские труппы, работающие в жанре «модерн».
Признанный гений современного искусства и большой человек-загадка. Неважно, откуда он к нам прилетел и прилетел ли вовсе. Его миссия на этой планете очевидна – нести в себе нескончаемый заряд оптимизма и здорового юмора, а эти качества сегодня дорого стоят. Таков весь Андрей Бартенев – самый яркий экспериментатор нового тысячелетия.
«Мне близко не пассивное, а активное проживание жизни. В ходе постоянного внутреннего эксперимента происходят неожиданные вещи - столько всего фантазируется и эмоционируется. Складывается ощущение, что находишься внутри огромного водяного, летящего вверх потока. Он проходит через тебя, а ты успеваешь фиксировать лишь малую его часть. Когда мне кажется, что мои силы и идеи иссякают, это обманчивое впечатление. Когда я продолжаю опыт, надеясь повторить его в новом качестве, он всегда повторяется иначе - в новом качестве эмоции. Этот поток, летящий вверх (а не падающий вниз мертвым грузом), поражает своей нескончаемостью.
Мне просто нравится играть. Играть с предметами, с ситуациями и, прежде всего, с самим собой, со своим образом. Так и рождается спектакль. Жизнь очень быстротечна, поэтому, если не наслаждаться игрой, то останется все только черное и мрачное. Это мое мнение».
"Элитный квартал"
http://www.elitniy.ru/archive/archive/2008-06/?I=2444

From Archive/ Talk at Tretiakovaskaya Gallery. March 3, 2003

Служба новостей "Заполярной правды"

3 Марта 2003, 19:04

Норильчанин Андрей Бартенев провел в Третьяковской галерее лекцию "Падающий объект как основа мифотворчества перформанса"


Первого марта в конференц-зале Государственной Третьяковской галереи состоялась лекция бывшего норильчанина Андрея Бартенева "Падающий объект как основа мифотворчества перформанса". Лекция состоялась в рамках выставки "Московская абстракция. Вторая половина ХХ века". Десять лет назад Андрей Бартенев показывал в Третьяковской галерее перформанс "Снежная королева". Сегодня он, благодаря своим театрализованным акциям характерному стилю, известен во всем мире. Самой крупной работой Андрея Бартенева до "Снежной королевы" были выставка и перформанс "Ботанический балет" (1992), который за прошедшие годы объехал многие страны Европы, а в 2001 году был участником третьей Международной Театральной Олимпиады в Москве.

From Archive: New Year

Андрей Бартенев: не забывайте о хлопушках и бенгальских огнях

Как превратить встречу Нового года в нечто особенное - незабываемый праздник с удивительной и неповторимой атмосферой? Об этом рассказал художник Андрей Бартенев.


From Archive. 1999. St.Peterburg Decadance Festival

Channel Icon
foros2006

Marousia Klimova & Timur Novikov: fragment of St-Petersburg's decadence Festival
"Dark Nights",7.02.1999




From Archive: Art&Auto show by Andrey Bartenev. Арт & Авто шоу от Андрея Бартенева.

Loaded:25.08.2008 at 15:07
Rubric: People, Blogs
Description: Недавно в Москве состоялась многолюдная и огламуренная тусовка, посвященная выходу в свет нового авто FIAT 500. Презентация машинки подкрепилась сумасшедшей инсталяцией от короля перфоманса Андрея Бартенева


Арт & Авто шоу от Андрея Бартенева

From Archive: Living Voices

From Archive. III Ежегодный Фестиваль иллюстрации «Free Wi-Fi: Интернет как индустрия визуального воздействия».


http://vashdosug.ru

Андрей Бартенев: «Я люблю быть гусеницей»




Выставка достижений виртуального пространства – III Ежегодный фестиваль иллюстрации – открылась в Галерее Зураба Церетели. По такому случаю куратор проекта Андрей Бартенев рассказал «ВД» о личном, профессиональном и наболевшем. Далее


Источник: Ваш Досуг